Киевская Русь - Украина

Боже та Київська Русь-Україна - понад усе!

Информационный портал   email: kievrus.ua.com@gmail.com


23.09.2019

Подивись в мої очі, враже
Герб Украины

Совет Европы: перезагрузка ("Зеркало недели")

10:07 19-05-2019

Решение Комитета министров свидетельствует о деградации Совета Европы и ведет его к перезагрузке не в лучшую сторону. Оно ободряет Россию.


Редакционная строка

17.05.2019

 

© Фейсбук Владимира Арьева

В мае 2014 г. министры государств — членов Совета Европы собрались на очередное ежегодное заседание. На тот момент Крым уже был незаконно оккупирован Россией, российская агрессия на Востоке Украины бушевала, люди гибли. Парламентская Ассамблея Совета Европы на своей сессии в апреле уже применила санкции против российской делегации.

Однако в документах того министерского заседания нет ни одного упоминания об этих событиях. Послы не согласовали, а министры не утвердили никакого решения, которое бы упомянуло о действиях России, осудило ее тогда, когда Украина буквально исходила кровью. Причиной дипломатической тишины стала пестрая карта Европы, где традиционно тяжело собрать консенсус против России, и — что важнее — отсутствие политической воли обеспечить единство или хотя бы большинство голосов в пользу такого решения.

Пять лет назад ситуация коренным образом изменилась. Политическая воля некоторых столиц зашкалила. Но это была воля не осудить Россию, а утвердить решение, стратегически отвечающее интересам России.

И такое решение состоялось. Оно может способствовать выполнению главного российского требования — лишить Ассамблею возможности применять санкции. Ведь Россия говорит, что готова вернуться в ПАСЕ и возобновить выплаты в бюджет организации, только если получит юридические гарантии того, что против нее никогда не смогут применять санкции, что бы она ни делала.

Именно шагом в этом направлении является решение, принятое послами 14 мая. Авторы плана рассчитывали собрать вокруг него консенсус. Перед ними стояла задача принять его любой ценой, даже если для этого придется ломать через колено отдельные государства или правила процедуры Комитета министров. Ломать-таки пришлось, однако консенсус собрать это все равно не помогло. Шесть стран, в том числе Украина, проголосовали против него. Согласно правилам процедуры, которые не предусматривают права вето, министры утвердили решение на своей встрече в Хельсинки.

В этом сложном и хитром дипломатическом процессе больше всего поражает сила политической воли помочь Москве решить ее проблемы тех, кто в 2014 г. не нашел в себе силы утвердить министерское решение в защиту Украины от российской агрессии.

Противоречивое по смыслу и позорное по своему контексту решение является очередным этапом на пути к коренному изменению правил игры в Совете Европы. Теперь руководство ПАСЕ, связанное круговой порукой с ведущими силами Комитета министров, постарается предпринять окончательные шаги для восстановления Российской Федерацией своих позиций в Парламентской Ассамблее без выполнения требований резолюций, принятых ПАСЕ в ответ на российскую агрессию против Украины, и после всего того, что эта страна сделала в Украине и других частях Европы за последние пять лет.

На фоне событий 2014 г. мы являемся свидетелями и участниками драматической трансформации в отношении Комитета министров к европейской реальности. Украина является участником переговорного процесса, но не соучастником разрушения Совета Европы, кулуарных договоренностей в интересах России за счет Украины и ряда других государств.

У разных стран были разные причины голосовать за это решение. Одни помогали России, другие — мстили ПАСЕ за собственные старые обиды, третьи — в самом деле хотят получить новый санкционный механизм, чтобы в будущем не допустить применения санкций против своих стран; четвертые верили, что помогают решить кризис в Совете Европы; пятые уступили под давлением больших европейских столиц, которые решили выручить пакостного, проблемного, но давнего партнера — Россию.

Какой бы ни была мотивация каждой страны, на выходе имеем решение, которое в целом играет на руку России и все больше углубляет кризис в организации. Потеря ею своего институционного авторитета и возможности влиять на государства, в частности на Украину, стремительно приближается.

Украина голосовала против решения, потому что концептуально не согласна с тем, чтобы Комитет министров шел на уступки России, тогда когда она не только не идет на какие-либо уступки со своей стороны, а, наоборот, продолжает обострять свое поведение и агрессию. В этих обстоятельствах голосовать за такое решение — это не дипломатия, это капитуляция.

Кстати, еще год назад Украину уверяли, что, конечно, не будет возвращения России в ПАСЕ без существенного российского вклада в решение кризиса. Сейчас этого вклада нет. Он даже не на горизонте. Даже более того, в последнее время уже не звучат уверения, что все, сделанное Россией, не сойдет ей так просто с рук. И даже недавний указ Путина об упрощении выдачи российских паспортов жителям оккупированных районов Донецкой и Луганской областей Украины был проигнорирован Комитетом министров в ходе принятия решения.

Вторая причина голосовать против заключается в том, что отдельные положения решения категорически неприемлемы для Украины. В конце концов, мы не имели возможности заблокировать решение, но, несмотря на яростное сопротивление, совместно с партнерами смогли немного размыть его содержание и включить в него положительные моменты, которые сохраняют пространство для продолжения борьбы.

Прежде всего, удалось не позволить нашим оппонентам в Комитете министров убрать предохранитель, вмонтированный украинскими депутатами в ПАСЕ в принятую в апреле т.н. "резолюцию Кокса" (кстати, само принятие этого документа сделало возможным решение Комитета министров, о котором говорится в этом тексте). В результате отчаянной позиционной борьбы группе государств удалось добиться, чтобы и решение Комитета министров предусматривало, что новый общий механизм реагирования КМСЕ и ПАСЕ на нарушение норм будет разработан как приложение к имеющимся санкционным механизмам, в частности полномочий ПАСЕ. Это принципиальный момент — козырь в колоде карт, которыми будет разыграна дальнейшая партия.

Принятое решение Комитета министров не является ни началом, ни концом истории. Решающие шаги по возвращению России делала и будет делать (или не будет делать) Парламентская Ассамблея. Все в ее руках.

Впрочем, решение Комитета министров приведет к далеко идущим последствиям. Оно, к величайшему сожалению, свидетельствует о деградации Совета Европы и ведет его к перезагрузке не в лучшую сторону. Оно ободряет Россию. К сожалению, не авторы этого документа, а прежде всего Украина будет платить цену за этот дипломатический акт поощрения агрессора.

Можно, конечно, надеяться, что в будущем Комитет министров проявит такую же силу политической воли, которую приложил на принятие этого решения, — но чтобы предотвратить или остановить действия России в ближайшие месяцы и годы. Однако реальность другая, она очевидная и намного сложнее, а ожидания не являются гарантией безопасности.

Нельзя рассматривать это решение или всю ситуацию в Совете Европы отдельно от других происходящих в Европе процессов и попыток урегулировать конфликты, в частности конфликт, возникший из-за российской агрессии против Украины.

Противодействие российской агрессии — комплексное и многоуровневое. Это стена, составленная из многих кирпичей. Там и знаменитейшие заявления о глубокой обеспокоенности, и санкции ЕС, и Минские соглашения, и многое другое. И если вытянуть из нее такой весомый кирпич как давление на Россию в Совете Европы, не получив от Москвы существенных уступок, то трещины пойдут по всей стене.

Агрессия России в Украине и других местах будет продолжаться. Совет Европы болезненно будет искать новую модальность работы. И интересно только то, как быстро Совет Европы и континент в целом заведут в тупик скомпрометированные компромиссы с Россией и неприемлемые уступки в ее сторону.

Впрочем, здесь нет ничего нового. Все это уже когда-то было. В наихудших случаях, при определенном стечении обстоятельств и отсутствии эффективного сопротивления, такая политика в конечном итоге может привести к событиям наподобие 1938 г., когда в Мюнхене Запад отдал Чехословакию на поругание нацистам, а затем Польшу — на поругание Гитлеру и Сталину. Или событий 1945 г., когда тот же Запад отдал СССР всю Восточную Европу.

Как и сегодня, во всех этих случаях дипломаты и политики "больших стран" тогда считали, что делают хорошее дело, которое оправдывает сопутствующие потери в виде целых стран или частей континента. Дальнейшая история хорошо известна.

Ошибаются те авторы и адвокаты принятого Комитетом министров решения, которые считают, что оно принесет в Совет Европы "мир для нашего времени" (как сказал Чемберлен после возвращения из Мюнхена). Однако ошибаются и те в Украине, кто считает, что отбиться от России можно, опираясь только на принципы, ценности и симпатию к жертве агрессии.

То, что было в 2014–2016 гг., сплыло. Мир перезагружается. Он жестокий и циничный. Он в любой момент может повернуться спиной к тем, кого минуту тому назад крепко держал за руку. Этот мир ценит только силу денег, брони и технологий. И все это, вместе со здравым смыслом, должна иметь Украина, чтобы быть способной защитить свой интерес. Даже в такой, на первый взгляд, далекой от этих вещей организации как Совет Европы.

Мы должны исходить из того, что в этой организации запущены процессы, которые неизбежно приведут к ее перезагрузке из-за кризиса. Жизнь покажет, каким будет новый Совет Европы. И за то, чтобы это было не разрушенное и скомпрометированное изнутри, а сильное учреждение, способное защищать демократию, верховенство права и права человека, действительно стоит бороться.

?????????????? ?????»?µ?±?°

Дмитрий Кулеба

постоянный представитель Украины при Совете Европы