Киевская Русь - Украина

Боже та Київська Русь-Україна - понад усе!

Информационный портал   email: kievrus.ua.com@gmail.com


07.06.2020

Подивись в мої очі, враже
Герб Украины

Путину можно пообрубать руки, но ведется сложная игра - Алексей Арестович ("Апостроф")

17:33 12-01-2020

Россией пора заняться всерьез и поступать по-взрослому -Алексей Арестович, военный эксперт и блогер


Редакционная строка

12.01.2020

 

Россией пора заняться всерьез и поступать по-взросломуФото: Апостроф / Дмитрий Олейник

Президент Владимир Зеленский не является чьей-то марионеткой. Пытаясь принести мир на Донбасс, он действует последовательно и планомерно, используя для этого понятные только ему методы, которые к тому же претят большинству украинского общества. Он не хочет понимать, что военное давление России будет только усиливаться, потому что у Путина нет другого выхода. И за избавление Зеленского от иллюзий Украина может заплатить достаточно дорого. Об этом в интервью "Апострофу" рассказал военный эксперт и блогер АЛЕКСЕЙ АРЕСТОВИЧ.

- Какие ключевые события 2019 года можете отметить?

- Ключевые события – это слом стратегии, которую вел Порошенко. Очень сильно довернули общество на тему ускоренного примирения и за счет уступок России. Это стратегия лично Зеленского, которую он последовательно реализует. Все его выставляют куклой, марионеткой, неспособной ничего сделать самостоятельно. Но это не так - Зеленский последовательно ведет стратегию, которая совпадает с его ценностями. Другое дело, что эта стратегия исходит из ложных посылок, но это его не останавливает.

Соответственно, замена руководства Генерального штаба, замена руководства Министерства обороны, соответствующие перемены по всей командной цепочке вплоть до фронта – это люди из политического пула Зеленского. Но гражданские это видят так - там разрешают стрелять или не разрешают. Стрелять разрешают, но теперь стрельбу не поощряют. То есть командир знает, что если его подчиненные будут слишком много стрелять, он встретит неодобрение на верхних ступенях командной цепочки, а это постепенно меняет характер ведения боевых действий.

Сейчас мы меньше отвечаем на вражеский огонь. Впервые в сентябре 2019 года было зафиксировано, что мы потеряли больше, чем россияне на той стороне. За два с половиной года до этого ни разу такого не случалось. Противник всегда терял больше.

- Почему так?

- Потому что при всем их пафосе воевать они не умеют. Они воюют, плюс-минус, как мы, и при этом еще склонны рисковать. Мы бережем людей, а они рискуют. Поэтому их потери были больше. Больше русского "авось", больше пофигизма, больше риска и, соответственно, потерь. Опять же, они измотаны, потому что мы меняем бригаду на бригаду, а они меняют батальоны внутри одной и той же бригады на фронте. То есть они месяц - на ротации, месяц - в ППД и так далее. Они очень устают, очень измотаны. Поэтому ошибки накапливаются, человеческий фактор работает, и их потери были больше, пока не началась подготовка к "нормандской встрече".

Это все вызывает брожение в Вооруженных силах Украины и на уровне рядового, сержантского, офицерского состава. Они не понимают - Зеленский предатель или просто слишком добрый человек. Армия не может в таком состоянии долго находиться. Им нужно понимать, кто ими командует, кто Верховный главнокомандующий. Поэтому сильно просела морально-психологическая составляющая Вооруженных сил.

- Если говорить о позитивных изменениях?

- Инициативы министра по ускоренному переходу на стандарты НАТО – там десять пунктов стратегических реформ. Все-таки был увеличен оборонный бюджет. Продолжение испытаний критически важного для нас оружия, тяжелого ракетного управляемого оружия – "Нептун", "Ольха", "Гром", "Сапсан". Была увеличена и поставлена американская военная помощь, в 2020 году запланирована поставка противокорабельных ракет, чего раньше никогда не было. Реформа системы воинских званий. Интенсификация взаимодействия с НАТО, которая показывает, что страшной "зрады" не происходит, как все ожидали, что вот послезавтра будем отрывать тризубцы и клеить российскую звезду – такого тоже не происходит. Поэтому отношение у военных амбивалентное к этому всему.

Но, кроме отношения армии к своему руководству, есть еще отношение общества к армии и к теме войны. Сейчас ветераны и волонтеры стали маргиналами. До этого они пять лет были в фаворе, главной общественной силой, наиболее распиаренной, наиболее значимой, пользующейся наибольшим доверием. Сейчас у них личный психологический кризис. Они пошли вниз, плюс против них возбуждаются дела, начинаются преследования. Ведь даже если они реально виноваты, то все-таки информационная кампания против них указывает на то, что это личное отношение главы государства.

- Зеленский не любит военных?

- Да, кроме того, он не любит тему войны и ничего с собой не может поделать. И его очень удачно пугают зловещим заговором военных и волонтеров, инспирированным Порошенко. И он, я так понимаю, склонен в это верить. Это порождает специфические отношения в обществе. Сейчас возобладала публика, которая не любит армию, не любит войну, а любит обвинять Украину в том, что мы сами негодяи. К ним активно прислушиваются.

Проблема этой власти в том, что они не могут перейти к системному строительству. Они по-прежнему движутся от аплодисментов до аплодисментов, от PR-хода до PR-хода, в том числе, в военном отношении. Один из самых глубоких провалов – это решение ликвидировать срочную службу. Потому что Украина, будучи окруженной Россией с трех четвертей своей территории, не может себе позволить роскошь отказаться от срочной службы. В таком случае не будет обученного военного резерва. Хотя они говорят о том, что мы заменим это территориальной обороной. Но в территориальную оборону тоже должны идти подготовленные люди. Где же их брать?

Швейцария имеет срочную службу. Польша увеличивает армию в два раза. А мы говорим, что нам это не надо.

- Стоит ли ожидать эскалации от России в 2020 году? Потому что после встречи в "нормандском формате", была пресс-конференция Путина, где он снова заговорил об "исконно русских землях" на территории Украины.

- Это говорит о том, что у Путина нет инструментов давления на Украину, кроме военных и экономических. Но с экономическими не очень выходит, судя по газу. С военными тоже не очень выходит, судя по положению дел на фронте.

В западной политологической науке считается, что есть четыре основные силы: информационная, экономическая, дипломатическая и военная. Путин использует полный спектр против нас, плюс он использует полный спектр против Запада, но военная составляющая для него ключевая. Зачем иначе надо было тратить миллиарды долларов, свое место за столом в "Большой восьмерке", получить санкции, потерять тысячи жизней, чтобы создать два инструмента – ДНР и ЛНР, а потом от них отказаться. Видно по всему, что ставка идет на военное давление и, как минимум, на военную риторику.

Они так намекают на Мариуполь, на то, что мы сейчас захватим все до Крыма, создадим новую Новороссию и так далее.

- С какой целью?

- Зеленский на переговорах в "нормандском формате" не уступил по ключевым вопросам Путину. Значит, на нас надо надавить до следующей встречи, которая состоится в конце марта.

- Чем давить? Что у них есть для этого?

- Они могут играть только сверху вниз, россияне никогда не играют на равных или снизу вверх, только военным путем. Не знаю, перейдет ли это в практическую фазу, попытку "покачать" фронт чуть сильнее, чем сейчас. Но то, что военное давление, военная риторика будет продолжаться - сто процентов, и будет усиливаться по мере приближения к новой "нормандской встрече".

- Насколько реальна реализация инициативы построить стену с Донбассом, если не удастся договориться?

- Даже если мы вдруг построим стену на Донбассе, прекратим всякое сообщение, социально-экономическую помощь и прочее, что это даст? Неужели вы думаете, что россияне будут просто смотреть на эту стену? Они будут штурмовать ее, подкапывать и прочее. Все равно придется вести войну.

Трагедия Зеленского и всей "зеленой" власти заключается в том, на мой взгляд, что они хорошие люди, но плохие политики. То есть Зеленский реализует свои ценности. Он действительно хочет остановить войну, хочет добра Украине, мне так кажется, но он не понимает, что нам достались исторические соседи, которые не собираются успокаиваться. Будут таранить, преследуя свои стратегические цели, и мы стоим на пути этого их тарана. То есть - строй стену, вызывай миротворцев, делай, что хочешь, все равно они не успокоятся.

- Так почему у Путина все получается?

- А что он сделал с Америкой, с Украиной, с Францией и т.д.? Он воюет потому, что все с ним мирятся. Это как школьная драка: один пытается миром закончить дело, все время пытается обнять хулигана, а тот его лупит по лицу. Не потому, что он супербоец или что-то умеет, а потому, что он дерется, а другие с ним мирятся. Если бы с ним начали драться, например, не военными средствами, а дипломатическими, экономическими, информационными, то руки бы пообрубали. Успех этот возможен только потому, что никто всерьез Россией не занимается. Ей потакают.

 

Запад будет делать это до последнего, потому что сам находится в сложной ситуации. На последней встрече НАТО, которая была в Лондоне, главным противником был назначен Китай. А в треугольнике НАТО-Россия-Китай, что хочет НАТО? Или противопоставить Россию Китаю, чтобы взаимно ослабляли друг друга, или, по крайней мере, сделать нейтральными, либо спровоцировать Китай пойти на Россию. Все это предполагает аккуратное обращение с Россией, чтобы не сделать ее прямым союзником Китая. Сложная игра. Все преследуют свои интересы.

Единственная страна, которая проактивно не преследует свои интересы – это Украина. То есть мы обороняемся, и довольно удачно, но никак не можем перейти к наступательной стратегии. Единственным выразителем этой стратегии для меня была Елена Зеркаль. Вот она наступала, но она уже в отставке.

- Где в этом году искать финансовую военную помощь? С какими странами нужно налаживать отношения для этого?

- Американцы уже увеличили помощь до 700 миллионов. Это очень много. Более того, это летальная помощь, и видно по ее составу, что они уделяют огромное внимание Черноморскому региону. Но если россияне будут "качать", то это будут юг и восток, русскоязычные регионы. Значит, если брать Киев, север, то они ожидают резкого сопротивления и резкой реакции Запада – попытка взять Киев, условно говоря.

Также Черное море – не Азовское, в Черном море интересы НАТО непосредственно задействованы. Там страны НАТО – Румыния, Болгария, Турция. Поэтому речь идет о противокорабельных ракетах и усилении южного фланга Украины. Заметьте, первый эксперимент по территориальной обороне нового типа тоже проводится в одной из южных областей. То есть туда переносятся основные усилия. И Украина, и НАТО в основном ожидают пакостей от России в Черноморском регионе.

У нас еще один козырь появляется – это то, что Британия выходит из ЕС, и уже может не согласовывать свои политические заявления и военные ходы с Евросоюзом. Премьер-министр Британии Борис Джонсон после того, как парламент проголосовал за выход из ЕС, наконец-то заявил, что его установка на перезагрузку отношений с Россией была большой ошибкой. С Россией нельзя мириться, Россия - негодяи, подлецы, сволочи, и с ними надо разбираться по-взрослому. Для нас британцы – это очень большой козырь, потому что британцы очень сильны. Они серьезнее всех остальных относятся к Будапештскому меморандуму, своим обязательствам. Британцы играют в свою игру в отношении Украины, то есть через Польшу, через страны Балтии. Это наша очень серьезная опора. С Британией надо выстраивать хорошие отношения. Американцы тоже нас не кинут, конечно.

- Еще Франция.

- Франция свинью за свиньей нам подкладывает в лице наивного Макрона, социалиста-левака и доброго юноши. Который в своей программной речи заявил, что мы сейчас возродим Возрождение и Просвещение, а для этого надо вступить в союз с Россией. Ему осталось два с половиной года, и нам надо выстоять, потому что Макрон будет портить конъюнктуру, заигрывать с Россией. У него есть готовность пожертвовать нашими интересами.

То есть мой прогноз такой: чем быстрее Зеленский налетит на свинцовую стену реальности, тем лучше будет для него самого и для нас. Есть надежда, что он начнет на нее налетать уже в этом, 2020 году. Первое, что его отрезвило очень сильно – это "нормандская встреча". Он, видимо, посмотрел Путину в глаза. Зеленский не сказал, что он там увидел, но по нему было видно, что он слегка удивился. Он не думал, что Путин такой. Все украинские президенты начинают с желания полобызаться с Путиным или с Россией, потом медленно трезвеют.

 

Сейчас мы окружены на три четверти Россией, российскими войсками, а будем окружены на пять шестых. В связи с этим у нас возникает огромная проблема с севером. А наши "миротворцы" говорят, что Вооруженные силы надо сократить или оставить ту же численность, что мы будем, конечно, развиваться, ликвидировать срочную службу, все будет по-натовски. Но при этом ничего не говорят о реально важных проблемах – системной мобилизации, развертывании дополнительных войск, купировании угрозы с севера. Потому что сегодня есть политическая установка на мир и уступки. Другое дело, что у национальных интересов всегда есть ядро и периферия, и Зеленский не жертвует пока ядром, но периферией он склонен жертвовать сильно.

- Что сейчас вообще происходит между Россией и Беларусью?

- Идет поглощение Россией Беларуси, политическое слияние и поглощение. Учитывая, что договор о союзном государстве – это конец 1990-х, там серия договоров, но с 2017 года – это необратимый процесс, который перешел в активную фазу. "Запад-2017" - учения были. Я писал, что российские войска останутся в Беларуси. Но они там остались очень интересно: вроде как вышли, но тут же новые зашли обратно на учения, просто крутятся целогодичные учения. Это не постоянное присутствие, но постоянно около десяти тысяч российских войск там торчит.

Россия не просто поглощает Беларусь, а решает общую стратегическую внешнюю задачу – восстановление СССР, мини-СССР, а вторую задачу – оставить Путина у власти. Батька Александр Григорьевич Лукашенко потерял ресурсы для сопротивления, хотя их и так было очень немного. Беларусь размягчают уже лет 16-18, и, так или иначе, она будет поглощена.

- Но в Беларуси могут же начаться масштабные протесты?

- Я думаю, если россияне не идиоты, они сделают все по уму. Они оставят Беларусь формально независимым государством. Просто появится надгосударственная надстройка, которая будет все больше интегрироваться: общие вооруженные силы, общая внешняя политика, общая политика и так далее. Просто все меньше будет звучать белорусского языка. Беларусь никогда не объявят федеральным округом России. Придраться будет особо не к чему, но технически, де-факто, это будет слияние и поглощение.

Я не вижу ресурса, позволившего бы Беларуси избежать этого. Переход к вооруженному сопротивлению мы не рассматриваем, потому что там деморализованная публика, да и особого ресурса воевать там нет. А мирный гражданский протест… мы же понимаем, когда государство такого масштаба, как Россия, концентрирует все свои усилия на подавлении протеста, оно его обычно давит.

Есть еще одна проблема. Белорусские силовики - от полиции, представителей Министерства внутренних дел до КГБ и Министерства обороны - все закончили высшие российские учебные заведения. Они индоктринированы, скажем так, уже давно. Поэтому силовая машина Беларуси вряд ли пойдет поперек, она будет давить вместе с Россией. Мы приветствуем, конечно, белорусские протесты, радуемся им, лайкаем, репостим, но мы же понимаем…

- Стоит ли тогда Украине оставлять Минск как место для встречи Трехсторонней контактной группы?

- Не стоит, конечно, но альтернативы нет. На нас очень сильно давит ЕС и Франция, и Германия. Мы и по газу, и по "нормандии" держим свою позицию, но совсем не учитывать их интересы мы не можем. А их интересы – снятие санкций, мир с Россией, новая архитектура безопасности и прочие розовые бредни, которые никогда не произойдут. Но мы заплатим за избавление европейцев от иллюзий достаточно дорого.