Киевская Русь - Украина

Боже та Київська Русь-Україна - понад усе!

Информационный портал   email: kievrus.ua.com@gmail.com


11.08.2020

Подивись в мої очі, враже
Герб Украины

План Ермака. Что хотят подписать в Минске ("Новое время")

14:10 20-03-2020

Своими инициативами Андрей Ермак значительно сужает пространство для маневра для Владимира Зеленского в нормандском формате и толкает его к политическому кризису в Украине


Редакционная строка

20.03.2020

 

Своими инициативами Андрей Ермак значительно сужает пространство для маневра для Владимира Зеленского в нормандском формате и толкает его к политическому кризису в Украине

 

Новая команда продолжает руководствоваться российской логикой реализации мирного процесса на Донбассе. Москва уверенно навязывает Киеву, Берлину и Парижу свой принцип урегулирования, по которому «сначала политика, потом безопасность». На очереди ключевое требование Кремля — организация так называемого «прямого диалога» Киева с марионеточными режимами, позволяет России снять с себя ответственность за агрессию против Украины, окончательно закрепив тезис о «внутреннем конфликте в Украине» или даже «гражданской войне». Отсюда отмена международных санкций в отношении РФ, уничтожение проукраинской международной коалиции, отзыв исков против России в международных судах и детоксикация Путина на международной арене — лишь вопрос времени.

Именно такие риски несет в себе реализация инициативы о создании «консультативного совета» в рамках Трехсторонней контактной группы, если такое решение будет подписано 25 марта в Минске.

Собственно это и есть то, чего все эти годы добивалась Россия

Симптоматично, что только общественный негативный резонанс заставил руководителя Офиса президента Украины Андрея Ермака выйти на брифинг и попробовать убедить общество в том, что никакой зрады не произошло. Но самое главное — он подтвердил оригинальность опубликованных в СМИ проектов решений, которые были приняты в Минске 11 марта при непосредственном участии руководителя Офиса президента. Случай беспрецедентный, уже придает ситуации особое значение, о чем обязательно должны были проинформировать общество.

Поэтому напрашивается вопрос: почему Банковая скрывала подписанные 11 марта в Минске договоренности, если там нет никакой зрады? Почему эти договоренности коммуницировал сначала российский представитель Дмитрий Козак? Почему вместо решения сначала ключевых вопросов безопасности, украинские переговорщики начали обсуждение вопросов подготовки местных выборов? Почему не достигли как минимум создания подгруппы по границе, когда этот вопрос также является составной Минска и его решения обещал добиваться Владимир Зеленский? Почему не договорились о полном режиме прекращения огня на Донбассе?

 

Еще в декабре Владимир Зеленский на полях Нормандского саммита в Париже предложил идею привлечь к работе ТКГ представителей внутренне перемещенных лиц. Тогда я предупреждал, что несмотря на новизну такой идеи, следует тщательно подумать над ее реализацией, чтобы не произошло легитимизации российских гауляйтеров руками самой Украины. Так же немало писалось о рисках «модернизации» Минских договоренностей, продвигаемых Владимиром Зеленским, поскольку под этой вывеской пытаются навязать значительно более слабый документ с серьезными рисками для национальных интересов Украины.

Провоцируя очередное обнуление позиций украинской дипломатии в противодействии российской агрессии, команда Зеленского традиционно, в манипулятивной форме, оправдывается, подавая взаимоисключающие объяснения. То вроде бы создание совета является вынужденным шагом выполнения Минских договоренностей, которые им достались в наследство, то будто это давление со стороны западных партнеров, а то и вообще, мол, не стоит волноваться — это решение ничего не меняет в мирном процессе. Однако, даже беглого анализа решения о создании консультативного совета достаточно, чтобы увидеть манипулятивность объяснений Ермака, которая, судя по регламенту ее работы, не такая уж и консультативная.

Первое, будучи непосредственным участником нормандского процесса, должен отметить, что Украина имела полную поддержку французских и немецких партнеров на политическом треке. Осуществленные Украиной законодательные шаги и предложенные решения давали четкое понимание особенностей местного самоуправления, амнистии, внесение изменений в Конституцию. Поэтому любые попытки россиян включить в наработки законодательных решений так называемых представителей Донецка и Луганска полностью отвергались как неприемлемые. А все наши совместные усилия — Украина, ФРГ, Франции и США — были направлены на принуждение РФ к существенному прогрессу сначала на безопасностном треке.

Сейчас же мы видим не только стремление обнулить такую поддержку руками Киева, но и открыть для обсуждения вопроса внесение изменений в законодательство с участием российских марионеток и самой России.

 

О намерении наделить этот новый орган де-факто существенными полномочиями свидетельствует достаточно формализованный регламент принятия решений (зачем консультативному советеу принимать решения, к которым, по словам Ермака, не всегда будут прислушиваться?).

Если речь идет о «размывании» монополии в ТКГ представителей оккупированных территорий, то для чего в решении прописывать «10 представителей от Украины» (от всех областей?), а не просто ограничиться представителями Донецкой и Луганской, что более четко отражало бы намерение и не провоцировало разночтений?

Обращает на себя внимание и тот факт, что по замыслу авторов, деятельность совета не должна была привлекать к себе внимания, так как она «зашита» в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы. Вместе с тем такая сложная структура (консультативный совет — политическая подгруппа — ТКГ) должна выдавать на-гора уже легитимизированное решение. Такая себе политическая оффшорная компания.

Еще один принципиальный аспект подписанного в Минске протокола Ермака-Козака: так называемые представители ОРДЛО подписались  отличие от Минских договоренностей с февраля 2015 года) как «уполномоченные». Кем уполномоченные, Москвой?

Согласие Киева на такие подписи недопустимо и свидетельствует о некомпетентности.

Предоставление правосубъектности незаконным формированием и признание РФ посредником, а не стороной конфликта, является ложным путем и в корне меняет реальность в урегулировании ситуации в Донбассе, переводя ее в формат внутреннего конфликта.

Кроме фактической легитимизации российской оккупационной власти на территории ОРДЛО и вывода России в статус посредника, уместно отметить еще один важный аспект. Своими инициативами Андрей Ермак значительно сужает пространство для маневра для Владимира Зеленского в нормандском формате и толкает его к политическому кризису в Украине

Допустим гипотетический сценарий о согласовании того или иного законопроекта «консультативным советом», где, помимо прямого влияния, Россия будет иметь совещательный голос. Очевидно, что руководствуясь логикой приоритетности мирного процесса, такой законопроект должен без обсуждения быть принят Верховной Радой Украины.

Зато в случае отказа парламента принять тот или иной проект «Консультативного совета» или внесения в него изменений спровоцирует обвинения Украины в срыве мирного процесса.

Собственно это и есть то, чего все эти годы добивалась Россия — ограничение суверенитета Украины, в частности путем предоставления оккупированным территориям Донецкой и Луганской областей блокирующего голоса в вопросе развития Украины.

Будет ли готов украинский парламент взять на себя ответственность за разрушение государственного суверенитета? Очень сомневаюсь. Даже фрагментарная негативная реакция президентской фракции указывает на неэффективность плана Ермака.

Теперь возникает вопрос, чем руководствовался Андрей Ермак, давая согласие на создание совета, деятельность которой не только не будет эффективной, но и на фоне экономического кризиса спровоцирует дополнительный рост общественного недоверия к деятельности президента Зеленского?

Накануне 25 марта, когда запланировано подписание решения о создании  «Консультативного совета», на этот вопрос должен себе ответить президент Зеленский.

Константин Елисеев

Глава ГО Центр новых решений, экс-заместитель министра МИД, экс-представитель Украины при ЕС