Киевская Русь - Украина

Боже та Київська Русь-Україна - понад усе!

Информационный портал   email: kievrus.ua.com@gmail.com


22.01.2021

Подивись в мої очі, враже
Герб Украины

Вторая мировая война: "третий фронт" Путина ("Зеркало недели")

11:27 08-05-2020

Почему победу СССР в войне 1939–1945 годов Кремль использует как инструмент внутренней и внешней политики.


Редакционная строка

08.05.2020

Почему победу СССР в войне 1939–1945 годов Кремль использует как инструмент внутренней и внешней политики.

 

 
© Официциальный сайт Кремля

Вторая мировая война (ІІМВ) уже давно стала историей. Высохли чернила на актах капитуляции, почти не осталось участников военных действий. Закончилась холодная война, разрушена "мировая система социализма", исчез с карты мира СССР, развалилась ялтинско-потсдамская система, мир перестал быть двухполярным. Казалось бы, тема самой кровопролитной войны для широких масс закрыта и остается интересной лишь для историков. Однако тема ІІМВ опять становится предметом дискуссий. Кому это выгодно и зачем это нужно?

Ответ на первую часть поставленного вопроса довольно прост — РФ, объявившей себя правопреемницей СССР. С причинами все немного сложнее.

Почему именно тема победы в ІІМВ, а особенно в советско-германской (у россиян — "Великой Отечественной войне"), используется Кремлем как инструмент политики? Из всей российской истории победа в ІІМВ является едва ли не единственным эпизодом прошлого, пригодным для политического использования по критерию видения события (и себя в этом событии) в позитивном свете. Другие международные акторы также признают роль СССР в этой победе. Остальные достижения СССР — от статуса сверхдержавы до лидера освоения космоса — безнадежно утрачены.

Эту войну в России позиционируют как миссию освобождения Европы от всемирного зла — нацизма и фашизма. Мифы ВОВ и "Великой Победы" являются базовыми государственно-консолидирующими мифами России. Эти символы, благодаря их интенсивному политическому использованию и укорененности в массовом сознании, выступают важной основой российской идентичности. Мы наблюдаем феномен конструирования "ретроспективного будущего": страна, семьдесят лет позиционировавшая себя как "самое передовое в мире общество", не может сгенерировать современное видение своего будущего.

Каждый "юбилей победы" Кремль активно использует для навязывания собственного видения места и роли России в мире. Не является исключением и 75-летие победы над нацизмом и окончания ІІМВ. Вишенкой на торте должен был стать очередной парад победы. Очевидно, для Путина это мероприятие стало бы важным событием для очередной попытки прорвать дипломатическую блокаду, площадкой для важных заявлений о политике безопасности и конституционных преобразованиях.

Однако пандемия, заболевание руководителей государства и значительной части населения подкорректировали эти планы. Беспрецедентное решение не проводить парад 9 мая сбило пафос с запланированного действа. Его могут провести 3 сентября: Путин волевым решением перенес окончание ІІМВ на день позже. Кроме того, изменится и дискурс, поскольку эта дата является окончанием Второй мировой войны, а не советско-германской. Расфокусированию внимания от "главной темы Путина" может помочь лишь то, что россияне и в праздновании окончания ІІМВ (как с 9, а не 8 мая) решили выделиться и отмечать не со всем цивилизованным миром 2 сентября, а на день позже.

Не стала исключением и советско-германская война. Подчеркивается ведущая роль российского народа в поражении Германии, а участие других народов СССР в войне рассматривается как второстепенное. Путин заявил, что Советский Союз выиграл бы войну и без Украины. Преуменьшается вклад других участников антигитлеровской коалиции в победу. В советской истории ІІМВ было всего два фронта: советско-германский (основной) и "второй фронт" — военные действия союзников в Европе. Театры других военных действий часто не рассматривались как оказавшие важное влияние на ход войны.

История СССР оказалась политически пригодной для Кремля прежде всего как история великого государства, с которым считались в мире. Упор делается на те аспекты истории, которые должны были бы консолидировать общество вокруг авторитарного лидера. Особенно популяризируется Сталин как государственный деятель.

В российском массовом сознании образ "Победы" связан с "жесткой и эффективной" властью во главе со Сталиным, сплоченностью вокруг вождя. Он создал государство, которого все боялись, и международную систему, позволявшую навязывать свои интересы другим странам. Российская пропаганда убеждает, что, как и в период ІІМВ, превратить страну в одно из мощнейших государств возможно лишь благодаря сильной власти, и именно такую политику воплощает Путин. Между тем информация о преступлениях в РСФСР и роли государства в трагедии народов СССР и Европы замалчивается либо преуменьшается.

Авторитарная политическая система требует наличия "великой идеи", и такой идеей стала идея геополитического реванша России. Для консолидации и мобилизации россиян Путин провоцирует политическое противостояние с Западом и странами, являющимися его инструментом в антироссийской борьбе, прежде всего с Украиной. Благодаря этому в РФ удалось раздуть патриотическую истерию, отвлечь общество от внутренних проблем и частично удовлетворить собственные комплексы по геополитическому величию. "Присоединение" АРК к России подали россиянам как успешный шаг по восстановлению сверхдержавы.

Кремль, обеляя сталинский тоталитаризм, манипулирует историческими фактами и интерпретирует их так, как выгодно путинскому режиму. Оправдывается советско-нацистский пакт, позволивший уничтожить польскую независимость, оккупировать страны Балтии, напасть на Финляндию. Российская пропаганда квалифицирует национально-освободительное движение в соседних странах как колаборантское, при этом не упоминая власовскую РОА, Локотскую республику, другие российские колаборантские движения, массовое дезертирство, сдачу в плен и т.п.

В 2014 году у российских спецслужб и наемников были готовые идеологемы, годами тиражируемые российской пропагандой, для оправдания захвата власти, призывов к вмешательству России и развязывания войны. Они утверждали, что "народ Донбасса" мобилизовался на борьбу с "фашизмом". Позднее на территории ОРДЛО прошли "антифашистские съезды", на которых звучали заявления, что "антифашистская борьба в Новороссии — это продолжение борьбы советского народа с фашизмом в годы ВОВ". Риторика времен ВОВ — "каратели", "нацисты", "ополченцы" — используется для характеристики событий в Украине.

Российская пропаганда старается так позиционировать Украину и в мире. Утверждение, что украинцы построили у себя "фашистский режим", цивилизованные страны не воспринимают всерьез, но это не останавливает РФ. Российский режим, все больше приобретающий черты классического фашизма (способ формирования власти, силовики на ключевых постах, политические преследования и т.п.), действует по принципу преступника, который кричит: "Держи вора!". Кремль претендует на роль "главного антифашиста" и добивается права на борьбу в других странах с "коричневой чумой", им самим придуманной.

После декоммунизации Центрально-Восточной Европы и распада Советского Союза геополитическое влияние России существенно ослабело. Обретение реального суверенитета посткоммунистическими странами, их движение в ЕС и НАТО поставили задачу переосмыслить события ІІМВ и некоторые ее итоги. Избавившись от "российских очков", они увидели, что оба тоталитарных режима — нацистский и коммунистический, подписав в 1939 году пакт о разделе сфер влияния в Европе, тем самым начали Вторую мировую войну.

Новые исторические интерпретации о порабощении этой части континента Советским Союзом и заявления, что режимы Сталина и Гитлера одинаково преступны, неизбежно подрывают статус СССР как "освободителя Европы" и подрывают символический капитал, на который опиралась Россия в своих претензиях влиять на европейскую политику. Часть посткоммунистических стран используют свою историческую интерпретацию для обоснования политики интеграции в европейские структуры и НАТО с одновременными призывами к сдерживанию российского экспансионизма.

Украина также заявила, что в ходе ІІМВ наша страна стала ареной противостояния "двух тоталитарных режимов". Такое толкование показывает сложность военно-политической ситуации во время войны и, наряду с героическим аспектом войны, определяет ее как национальную трагедию порабощения. Оно нивелирует нарратив о ВОВ и "освободительной миссии СССР".

Путинский режим считает, что раскрытие исторической правды приводит к негативным последствиям для России. С одной стороны, ослабляет стабильность и жизнеспособность ее политической системы. Примером может служить освещение в конце 1980-х черных страниц истории СССР, в частности и советско-германской войны. Политика гласности продемонстрировала преступность тоталитарной системы, дискредитировала коммунистическую идеологию, став одним из факторов распада тоталитарного государства. С другой стороны, объективные факты могут повредить международному имиджу и интересам России.

Следует отметить напряженные отношения России с Польшей из-за интерпретации исторических событий и спора об ответственности СССР и Польши за начало Второй мировой войны. Украина заявила о поддержке позиции Польши в том, что это был преступный сговор тоталитарных режимов и что Советский Союз ответственен за начало Второй мировой войны, вызвав этим резкое заявление МИД РФ.

Как отмечалось, современная российская идентичность базируется на стремлении получить признанный статус "великого государства". Москва выдвигает на первый план исторические факты, работающие на этот статус, одновременно подвергая критике интерпретации, способные его подорвать. В январе нынешнего года Путин заявил о создании специального архивного центра ІІМВ, подчеркнув, что у России достаточно документов, чтобы подтвердить официальную позицию Кремля. Правда, никто не спросил, почему бы России не рассекретить все архивы, касающиеся войны, а не дозировать информацию.

Кремль ревностно защищает свои представления о ІІМВ и ялтинско-потсдамской системеСейчас страны Запада, бывшие партнерами в построении ялтинско-потсдамской системы, ставят под сомнение аспекты миропорядка, зафиксированные в международно-правовых документах в интересах СССР. Они трактуют поход в Европу армии СССР не как освобождение, а как "новое порабощение" стран. Дж. Буш-старший заявил, что произвольные границы, начерченные диктаторами, будут стерты, и "больше не будет Мюнхена, больше не будет Ялты".

Россия настаивает на сохранении тех элементов системы международных отношений, которые сложились вследствие ІІМВ и позволили победителям иметь исключительные сферы влияния. Путин, выступая в Израиле на мероприятии по поводу Холокоста, предложил лидерам США, КНР, Великобритании и Франции встретиться для обсуждения основных проблем международных отношений. Это — приглашение к "Ялте-2" и разделу мира на новые сферы влияния и попытка зафиксировать результаты российской гибридной агрессии.

В речи 2012 года Путин отметил: "Все мы обязаны помнить, почему началась война, и анализировать ее уроки. И сегодня я хочу подчеркнуть: строгое соблюдение международных норм, уважение к государственному суверенитету и самостоятельному выбору каждого народа — это одна из безусловных гарантий того, что трагедия минувшей войны никогда больше не повторится". Цинизм этих слов мир оценил уже через два года, когда Путин оккупировал АР Крым и часть материковой Украины.

Для Кремля война продолжается. Путин открыл "третий фронт" по интерпретации Второй мировой войны и продолжает воевать виртуально и дипломатическими средствами против бывших союзников СССР по антигитлеровской коалиции и всего мира. Война против постсоветских стран часто пересекает виртуальную границу и входит в горячую фазу. Свидетельство этого — десятки тысяч погибших в Украине, Грузии, Молдове и других странах.

Виталий Лозовый

Виталий Лозовий

Национальный институт стратегических исследований

Васыль Яблонский

Васыль Яблонский

Европейский институт