Киевская Русь - Украина

Боже та Київська Русь-Україна - понад усе!

Информационный портал   email: kievrus.ua.com@gmail.com


11.08.2020

Подивись в мої очі, враже
Герб Украины

Британский посол в Украине заявила, что Великобритания будет поддерживать сохранение санкций против РФ (https://nv.ua/)

21:50 06-06-2020


Редакционная строка

06.06.2020

Посол Мелинда Симмонс

Мелинда Симмонс, посол Великобритании в Украине, делится с журналом НВ впечатлениями от работы правительства Дениса Шмыгаля, признает, что ежедневные тренировки с боксерской грушей здорово помогают на дипломатической службе, и рассказывает удивительную историю своей семьи.

 С девятым послом Великобритании в Украине Мелиндой Симмонс НВ встречается в резиденции посольства, расположенной в одном из самых дорогих кварталов в центре Киева. Симмонс вручила верительные грамоты украинскому МИДу в сентябре прошлого года, и с ее прибытием в убранстве резиденции появились новые детали. Каминную полку теперь украшает менора (Симмонс происходит из еврейской семьи), а в соседнем с гостиной помещении появилась боксерская груша для ежедневных тренировок. Инструмент, несомненно, полезный для любого европейского дипломата в Украине.

У Симмонс длинный послужной список, в котором значатся страны Африки и Ближнего Востока, где она занималась проблемами вооруженных конфликтов и государств в состоянии войны. В Украине ее миссия еще примечательнее. Именно на каденцию Симмонс придутся первые годы Великобритании после Брексита, а значит, и заключение новых торговых и политических договоренностей с Украиной.

О настоящем и будущем украино-британских отношений, а также своем видении происходящего в Украине посол Великобритании обстоятельно беседует с НВ, придерживаясь рекомендованного ВОЗ двухметрового расстояния.

— Как Брексит повлиял на политику Великобритании в отношении Украины?

— Он не повлиял. Наши отношения с Украиной остаются такими же прочными и крепкими. Мы продолжаем поддерживать украинскую независимость и Украину как страну, страдающую от российской агрессии на востоке и в Крыму. И, я думаю, у нас есть большие амбиции продолжать.

— Станет ли риторика Великобритании в отношении России после выхода вашей страны из ЕС более выразительной? Ведь внутри ЕС отношение к российской агрессии разное, и это могло быть сдерживающим фактором.

— Если мы говорим о ЕС, то позиция стран-участниц весьма выразительна и сильна, санкции в отношении России постоянно продлеваются, и Великобритания принимала активное участие в их подготовке, находясь в союзе. Перестав быть частью ЕС, мы все равно будем идти в вопросе санкций в направлении их сохранения, как и ранее в ЕС.

— С 2014 года Украина декларирует свое желание стать членом НАТО, и большинство реформ в Министерстве обороны Украины связаны с приближением украинской армии к стандартам НАТО. Как, с вашей точки зрения, выглядит процесс реформирования с приходом на пост министра обороны Андрея Тарана? Весьма эффективный Офис реформ при министерстве, который поддерживало правительство Великобритании, при нем был упразднен.

- Я встречалась с министром Тараном несколько раз, мы говорили о реформе министерства, как и в целом о пути Украины в НАТО, поскольку посольство Великобритании наравне с посольством Канады — два контактных посольства НАТО в Украине. В моем общении с министром он был последовательным в позиции, что путь Украины в НАТО требует продолжения реформы Министерства обороны, Вооруженных сил и совершенствования подготовки военных с целью достижения взаимосовместимости по стандартам НАТО. И, что важно, он отметил, что никаких изменений запланированных действий на пути Украины к членству в НАТО не будет.

Что до работы Офиса реформ, то, честно говоря, каждый новый министр по?своему видит работу министерства. Для нас важно, что приоритеты реформы остались неизменными, и это было главным содержанием наших бесед с министром Тараном.

— В сентябре вы говорили, что видите у правительства Алексея Гончарука потенциал для борьбы с группами влияния и олигархами, которые уже много лет мешают становлению украинской демократии. Видите ли вы такой же потенциал у правительства Дениса Шмыгаля?

— Да, мне кажется, Денис Шмыгаль весьма удачно реализует программу правительства, и он работает, сохраняя удивительное спокойствие и целостность работы правительства, а это большой вызов для любого премьера — добиться, чтобы все министры были интегрированы в решение общих задач во времена, сложные для любого правительства в мире. Я очень ценю то, что он при этом постоянно остается на связи с нами, помогая нам понять реальную ситуацию в стране, а также приоритеты поддержки Украины в этот сложный период. Я бы сказала, что между нами существует диалог: мы слышим, что говорит премьер, а он слушает и слышит то, что говорим мы.

— В обществе существуют обоснованные опасения, что процесс реформ в Украине в последние полгода существенно замедлился, один из номеров НВ вышел с обложкой на эту тему. Видите ли вы реальный спад процесса реформ в Украине?

— Я думаю о той экстраординарно тяжелой работе, в которую вовлечено украинское правительство, когда оно продолжает реформу действующих институтов в условиях попыток вмешательства со стороны частных интересов. Не могу представить ни одну сферу реформ, где бы не было попыток неких заинтересованных лиц повлиять на процесс или результат в свою частную пользу. Поэтому я восхищаюсь каждым, кто сегодня продолжает продвигать реформы и разгребать эти авгиевы конюшни.

 
Большая история: C 2015 года Великобритания основала в Украине военно-тренировочную операцию ORBITAL — миссию подготовки и тренинга личного состава Вооруженных сил Украины. В нынешнем году миссия продлена до 2023 года / Фото: Пресс-служба Министерства обороны Украины

Конечно, некоторые реформы сегодня даются тяжело, потому что прежнее правительство было назначено только в сентябре и проработало немного, а новое работает в условиях, когда в окружении достаточно тех, кто препятствует этой работе, и чем усерднее идет работа, тем большее сопротивление оказывается. Поэтому нам остается только аплодировать тем, кто делает реформы, за то, чего они достигли в вопросах земельной реформы, либерализации рынков и закона о банках, который получил рекордные 16,5 тысячи правок.

Это огромный вызов, который они успешно приняли. Я совершенно не преуменьшаю риск на каждом этапе каждой из реформ в этой стране, но я также уверена, что мы должны помнить о конечном результате.

— Тем не менее много молодых и перспективных людей, которых страна знает как реформаторов, покинули правительство в последние месяцы. Является ли, на ваш взгляд, это поводом для беспокойства?

 

— Это прерогатива президента и правительства — решать, кто и где им необходим. И это точно не моя задача, указывать украинскому правительству, с кем работать.

ы говорили, что именно отсутствие активных контактов между Великобританией и Украиной — одна из причин того, что британцы весьма поверхностно понимают суть происходящего здесь. Можно ли решить эту проблему?

— Проблема того, как мало Великобритания знает об Украине, действительно есть, и существует много возможностей, не только для нас, но и для посольства Украины в Великобритании. Важно рассказывать позитивные истории об Украине всему миру. Как эта страна проходит свое становление. Чем привлекательна для инвестирования. Как живут люди, о чем думают, и какая культура определяет эту страну. Ведь это мало известно в мире.

Я до сих пор часто замечаю, что меня не понимают, когда начинаю рассказывать об Украине в Великобритании. Мне постоянно нужно убеждать людей в том, что Украина — это не часть СССР, приводить множество примеров. Рассказывать обо всем, что произошло с Украиной за 30 лет независимости, чего стоила эта независимость и чем люди жертвовали ради нее.

— Вы уже почти год в Украине, какой вы видите эту страну и чем украинцы отличаются от британцев?

— Я успела поездить по Украине и могу сказать, что меня восхищают дух и энергия украинцев, их готовность в каждом регионе менять жизнь страны к лучшему. А еще люди здесь имеют четкое представление, какой должна быть страна, в которой они хотят жить. Такая энергия и понимание целей, а еще креативность, которую люди здесь демонстрируют сполна, — очень хорошие характеристики для общества. С ними легко и приятно работать, и, я думаю, после выхода Великобритании из ЕС наше сотрудничество за счет этих качеств украинцев только углубится.

Я бы сказала, что в отличие от британцев украинцы более религиозны. Я часто вижу с утра людей, которые идут в церковь. И ситуация, когда полиция стоит у лавры и не пускает верующих из?за карантина, а люди все равно идут, для меня необычна.

Еще Украина кажется мне достаточно патриархальным обществом, и в этой патриархальности есть определенные рис­ки для украинских женщин. Это не значит, что в Великобритании подобные проблемы решены, более того — женщины моего поколения, как я наблюдаю, часто исключены из экономической жизни, и, к сожалению, это типичная картина для многих стран.

Одна из вещей, о которых я думаю здесь, это то, как женщины становятся участниками экономической жизни, как переживают войну, как чувствуют себя в семейных отношениях. Украина сейчас принимает множество нужных и полезных законов, но они не всегда гендерно чувствительны, и если страна проводит реформы и выходит на переговоры о прекращении огня, то для любого такого соглашения важен анализ того, как сделанное отразится на судьбах женщин. Если государство не будет помогать самореализации женщин, экономика страны вряд ли вырастет.

 
Фото: Александр Медведев / НВ

— Ваша семья по материнской линии родом из Харькова, могли бы вы рассказать чуть подробнее о своей семейной истории?

— Мои прапрародители по матери — давайте будем называть их прабабушка и прадедушка — действительно жили в пригороде Харькова. Это была бедная еврейская семья, глава которой, мой прадед, решил попытать счастья в большом городе, где заработки были выше. Он решил перебраться в Киев, но прабабушка эту идею не поддержала, и они расстались, что довольно нетипично для еврейской пары в 90?х годах XIX века, да еще в провинции. Более того, они решили поделить детей. Старший сын вместе с отцом уехал в Киев, а младший остался с матерью.

Дела в Киеве у прадеда действительно пошли хорошо, он был прекрасным портным и шил шинели, которые пользовались спросом у военных. Один из них однажды сказал прадедушке о растущих в Российской империи антисемитских настроениях и посоветовал эмигрировать как можно скорее. Прадед его послушал, более того — предупредил об этом и свою бывшую жену, которая не менее серьезно восприняла этот совет.

Они оба решили эмигрировать, но по отдельности. Прадед со старшим сыном отправился на корабле в США, а прабабушка с младшим — в Великобританию. Они высадились в Лондоне, прошли регистрацию и почему?то осели в Уэльсе, в Кардиффе, где прабабушка также стала швеей.

Самая интересная часть истории в том, что старший сын спустя 10 лет приехал из США в Великобританию, чтобы воссоединиться с матерью. Прабабушка была неграмотной, а потому периодически надиктовывала соседской девушке письма для старшего сына. По этим письмам он и смог найти мать и брата и на радостях решил отблагодарить девушку, которая помогала в переписке.

Ее звали Милли. Они познакомились, а через некоторое время поженились. Обручальное кольцо на моем пальце — это то самое кольцо, которое он, мой далекий предок, подарил девушке Милли. От их брака и происходит материнская часть моей семьи.

Пять вопросов Мелинде Симмонс:

— Самая дорогая вещь, которую вы приобрели для себя за последние пять лет?

— Это акустическая 12?струнная гитара, она была потрясающе дорогая. Я на ней так и не играла, и много лет она лежала без дела, пока я не решилась ее продать. Это точно самое дорогое, что я покупала за последние годы. Еще одна моя дорогая покупка — это боксерская груша, она стоит в соседней комнате, и с ней я тренируюсь полчаса каждый день. Вы не представляете, как она помогает! Побью ее полчаса и замечательно себя чувствую.

— Ваша самое необычное путешествие за последние годы?

— Возможно, моя поездка в Ливан, в места неподалеку от сирийской границы, где британские солдаты обучали ливанских установлению границы. Я поднялась на пограничное сооружение, мне дали бинокль, и я увидела одновременно совершенно разные локации воюющих лагерей: лагерь ИГИЛ в одном углу, Фронт освобождения Палестины — в другом, Хезболлу в третьем, а позади себя — лагерь сирийских беженцев в Ливане, женщин и детей, чьи мужья и отцы воевали, сотнями шли на войну ради мира и работы, чтобы кормить своих детей.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— На автомобиле посольства.

— Самый мудрый человек, с которым вам довелось общаться в течение жизни?

— Наверное, это моя мама. Точность ее советов удивительна.

— Есть ли у вас guilty pleasures?

— Господи, да уйма! Например, я очень люблю печь и много пеку. Находясь тут, конечно, меньше, но я еще и ем свою выпечку, а это точно не лучший вариант сберечь фигуру.

Автор: Ольга Духнич