Киевская Русь - Украина

Боже та Київська Русь-Україна - понад усе!

Информационный портал   email: kievrus.ua.com@gmail.com


23.05.2022

Подивись в мої очі, враже
Герб Украины

Нужно не болтать, а жестоко карать (http://argumentua.com/)

10:25 27-01-2022


Редакционная строка

27.01.2022

 

Версия для печатиВерсия для печати

Фото:

Действительно ли непобедима «пятая колонна».

Недавно наблюдал на 5-м канале содержательный разговор бывшего генерального прокурора, а ныне телеведущего Юрия Луценко и известной писательницы и философини Оксаны Забужко. Было интересно и полезно. Но кое-что удивило. Собеседники очень сокрушались по поводу того, как в ментальном смысле возвращать в Украину население оккупированных территорий, прежде всего молодежь. Мол, им там совсем переформировали мозги. Что же делать? Это говорилось с некоторой растерянностью, с ощущением какого-то тупика.

На эту тему: Украина кишит коллаборационистами

Действительно, оккупанты все время очень активно работали с молодыми людьми. Во многих городах и районах их вербовали (по-советски, добровольно-принудительно!) в парамилитарные организации типа «юнармии», что очень напоминает известный гитлерюгенд. Ну а то, чему молодежь учат в школах и вузах на оккупированных территориях, несовместимо не только со всем украинским, но и с наиболее абстрактными предписаниями либеральной демократии. При этом, на мой взгляд, нацистской пропаганде по интенсивности и результатам довольно далеко до нынешней российской, а гитлерюгенд вполне на уровне нынешней «юнармии».

Однако с молодежью в Киеве, Львове и Днепре тоже не все хорошо. Вспомним, как наша молодежь голосовала на выборах (президентских и парламентских) 2019 года… Кажется, айпады и айфоны последних моделей не придают мудрости.

Но в истории человечества, не такой уж и древней, есть примеры решения таких проблем. Когда западные альянты оккупировали значительную часть Германии в 1945 году, им пришлось столкнуться с миллионами молодых немцев, прошедших через гитлерюгенд или союз немецких девушек. Ситуация была сложной. И прежде всего победители продемонстрировали, как молодежи, так и всему местному населению, что нацизм – это очень плохо. Продемонстрировали не разговорами (хотя были и они), а конкретными жесткими действиями. Началась денацификация. Только в американской зоне оккупации (а были еще британская и французская) 13 миллионов немцев заполнили анкету по поводу их соучастия в преступлениях гитлеровского режима.

По результатам подверглись преследованию в судах около 1 миллиона человек, а 600 тысячам ввели запрет на профессию, в частности бывшим нацистам и коллаборантам запретили преподавать в школах и университетах, работать журналистами и т.д. То есть нацизм больше не имел возможности влиять на сознание всего населения и в первую очередь молодежи. Кроме того, 480 нацистов были казнены, а более 10 тысяч лишены свободы. За 10 лет в Германии забыли о гитлерюгенде, а попытки нацистов организовать сопротивление альянтам в виде тайной вооруженной организации «Вервольф» быстро провалились. Некоторые бывшие члены гитлерюгенда за это время вылечились от нацистской идеологии и стали демократическими политиками ФРГ.

У нас же после падения тоталитарно-имперской системы события развивали совсем не так, как это полагалось бы. На востоке и юге Украины антиукраинская деятельность была безопасной и прибыльной. Никто из активистов, выступавших за присоединение этих территорий к РФ, особо и не скрывал, что деятельность эта осуществлялась на средства Москвы.

Официальный Киев не очень напрягался, чтобы положить конец этой деятельности. В мой родной город Севастополь до 2014 года постоянно приезжали то мэр Москвы Лужков, то Затулин, то Марков, то другие деятели РФ, выступая с публичными речами, призывая к демонтажу Украинского государства. А московская «демократка» Хакамада диктовала, какую именно языковую политику нужно вести Украине… На город с 370 тысячами населения издавалось два десятка антиукраинских газет. Я тогда сотрудничал с единственным государственным изданием в городе, газетой «Флот України». Первые несколько лет вообще ничего не получал, а затем появились символические гонорары. А мои оппоненты на московской поддержке за небольшую статью получали 100 долларов. В начале 1990 годов на $100 можно было месяц беззаботно существовать.

Киев разрешал РФ в Севастополе все, чтобы Россия не обижалась. С 1991 по 2014 год в городе российской стороной было установлено около трех десятков «шедевров» монументальной пропаганды. Украинские активисты Севастополя обращались в Киев, требуя не допустить сооружения в городе памятника императрице Екатерине II, предупреждая, что он станет зоной тяготения всех местных антиукраинских сил. Но проукраинским севастопольцам объяснили в Администрации президента Украины: «А у нас демократия». Памятник Софии Фредерике Августе Саксен-Ангальт-Цербстской был установлен.

И, как предупреждали, возле него начались антиукраинские сборища… Такая же политика реализовывалась Киевом на Донбассе. Антиукраинские организации действовали свободно, не опасаясь ничего, при поддержке местных властей. Это была политика вседозволенности. Антиукраинская деятельность не каралась. Ее часто старались не замечать. В этом заключалась государственная «мудрость» Кучмы и Ющенко, не говоря уже о Януковиче… Если аналогичная политика будет осуществляться на освобожденных территориях, то они в ближайшее время снова станут оккупированными…

Давайте посмотрим, как официальный Киев действует на тех землях Донецкой и Луганской областей, что сегодня находятся под его контролем. Многие городские главы, поддерживавшие Россию весной и летом 2014 года, остались на руководящих местах, многие из них были переизбраны и не понесли никакого наказания. Глядя на это, как будет относиться к украинскому государству местное население: проукраинское, антиукраинское и нейтральное? Такой подход в духе всепрощения не сможет победить российскую пропаганду и все, что она уже успела сделать в ОРДЛО.

Что мы видим? С украинской стороны – уговоры и разговоры, а с российской на оккупированных территориях – действия, жесткое подавление всех, кто не воспринимает российскую оккупацию.

На эту тему: Игорь Лосев: Поощрение предателей

Человечество не придумало других рычагов политического воспитания и перевоспитания, кроме наказания врагов и поощрения сторонников. Украинское руководство никак не может понять эти простые истины…

Игра в либерализм там, где работала мощная российская пропагандистская машина, гарантирует поражение и провал, воспринимаясь местным населением как свидетельство слабости. А слабые там не удержатся.

Игорь Лосев, опубликовано в издании  День

Версия для печатиВерсия для печати

Фото:

Действительно ли непобедима «пятая колонна».

Недавно наблюдал на 5-м канале содержательный разговор бывшего генерального прокурора, а ныне телеведущего Юрия Луценко и известной писательницы и философини Оксаны Забужко. Было интересно и полезно. Но кое-что удивило. Собеседники очень сокрушались по поводу того, как в ментальном смысле возвращать в Украину население оккупированных территорий, прежде всего молодежь. Мол, им там совсем переформировали мозги. Что же делать? Это говорилось с некоторой растерянностью, с ощущением какого-то тупика.

На эту тему: Украина кишит коллаборационистами

Действительно, оккупанты все время очень активно работали с молодыми людьми. Во многих городах и районах их вербовали (по-советски, добровольно-принудительно!) в парамилитарные организации типа «юнармии», что очень напоминает известный гитлерюгенд. Ну а то, чему молодежь учат в школах и вузах на оккупированных территориях, несовместимо не только со всем украинским, но и с наиболее абстрактными предписаниями либеральной демократии. При этом, на мой взгляд, нацистской пропаганде по интенсивности и результатам довольно далеко до нынешней российской, а гитлерюгенд вполне на уровне нынешней «юнармии».

Однако с молодежью в Киеве, Львове и Днепре тоже не все хорошо. Вспомним, как наша молодежь голосовала на выборах (президентских и парламентских) 2019 года… Кажется, айпады и айфоны последних моделей не придают мудрости.

Но в истории человечества, не такой уж и древней, есть примеры решения таких проблем. Когда западные альянты оккупировали значительную часть Германии в 1945 году, им пришлось столкнуться с миллионами молодых немцев, прошедших через гитлерюгенд или союз немецких девушек. Ситуация была сложной. И прежде всего победители продемонстрировали, как молодежи, так и всему местному населению, что нацизм – это очень плохо. Продемонстрировали не разговорами (хотя были и они), а конкретными жесткими действиями. Началась денацификация. Только в американской зоне оккупации (а были еще британская и французская) 13 миллионов немцев заполнили анкету по поводу их соучастия в преступлениях гитлеровского режима.

По результатам подверглись преследованию в судах около 1 миллиона человек, а 600 тысячам ввели запрет на профессию, в частности бывшим нацистам и коллаборантам запретили преподавать в школах и университетах, работать журналистами и т.д. То есть нацизм больше не имел возможности влиять на сознание всего населения и в первую очередь молодежи. Кроме того, 480 нацистов были казнены, а более 10 тысяч лишены свободы. За 10 лет в Германии забыли о гитлерюгенде, а попытки нацистов организовать сопротивление альянтам в виде тайной вооруженной организации «Вервольф» быстро провалились. Некоторые бывшие члены гитлерюгенда за это время вылечились от нацистской идеологии и стали демократическими политиками ФРГ.

У нас же после падения тоталитарно-имперской системы события развивали совсем не так, как это полагалось бы. На востоке и юге Украины антиукраинская деятельность была безопасной и прибыльной. Никто из активистов, выступавших за присоединение этих территорий к РФ, особо и не скрывал, что деятельность эта осуществлялась на средства Москвы.

Официальный Киев не очень напрягался, чтобы положить конец этой деятельности. В мой родной город Севастополь до 2014 года постоянно приезжали то мэр Москвы Лужков, то Затулин, то Марков, то другие деятели РФ, выступая с публичными речами, призывая к демонтажу Украинского государства. А московская «демократка» Хакамада диктовала, какую именно языковую политику нужно вести Украине… На город с 370 тысячами населения издавалось два десятка антиукраинских газет. Я тогда сотрудничал с единственным государственным изданием в городе, газетой «Флот України». Первые несколько лет вообще ничего не получал, а затем появились символические гонорары. А мои оппоненты на московской поддержке за небольшую статью получали 100 долларов. В начале 1990 годов на $100 можно было месяц беззаботно существовать.

Киев разрешал РФ в Севастополе все, чтобы Россия не обижалась. С 1991 по 2014 год в городе российской стороной было установлено около трех десятков «шедевров» монументальной пропаганды. Украинские активисты Севастополя обращались в Киев, требуя не допустить сооружения в городе памятника императрице Екатерине II, предупреждая, что он станет зоной тяготения всех местных антиукраинских сил. Но проукраинским севастопольцам объяснили в Администрации президента Украины: «А у нас демократия». Памятник Софии Фредерике Августе Саксен-Ангальт-Цербстской был установлен.

И, как предупреждали, возле него начались антиукраинские сборища… Такая же политика реализовывалась Киевом на Донбассе. Антиукраинские организации действовали свободно, не опасаясь ничего, при поддержке местных властей. Это была политика вседозволенности. Антиукраинская деятельность не каралась. Ее часто старались не замечать. В этом заключалась государственная «мудрость» Кучмы и Ющенко, не говоря уже о Януковиче… Если аналогичная политика будет осуществляться на освобожденных территориях, то они в ближайшее время снова станут оккупированными…

Давайте посмотрим, как официальный Киев действует на тех землях Донецкой и Луганской областей, что сегодня находятся под его контролем. Многие городские главы, поддерживавшие Россию весной и летом 2014 года, остались на руководящих местах, многие из них были переизбраны и не понесли никакого наказания. Глядя на это, как будет относиться к украинскому государству местное население: проукраинское, антиукраинское и нейтральное? Такой подход в духе всепрощения не сможет победить российскую пропаганду и все, что она уже успела сделать в ОРДЛО.

Что мы видим? С украинской стороны – уговоры и разговоры, а с российской на оккупированных территориях – действия, жесткое подавление всех, кто не воспринимает российскую оккупацию.

На эту тему: Игорь Лосев: Поощрение предателей

Человечество не придумало других рычагов политического воспитания и перевоспитания, кроме наказания врагов и поощрения сторонников. Украинское руководство никак не может понять эти простые истины…

Игра в либерализм там, где работала мощная российская пропагандистская машина, гарантирует поражение и провал, воспринимаясь местным населением как свидетельство слабости. А слабые там не удержатся.

Игорь Лосев, опубликовано в издании  День